Житие Ионы Пешношского († 1737 г.)

«...Жизнь его до пострижения в монашество осталась неизвестною. Несомненно только то, что он пострижен около 1730 г. в Троицкой Сергиевой лавре. Здесь после пострижения, он избрал для своего спасения юродство Христа ради. Тогдашний настоятель лавры не потерпел его юродства и выслал на жительство в Пешношский, тогда приписной к лавре, монастырь. Здесь он провел несколько лет своей подвижнической жизни, здесь последовала и блаженная кончина его.

... Так известно, что кроме внутреннего монастырского жилища, он ископал в двух верстах, в лесу, близ Предтечевой часовни, на берегу речки Благинки, пещеру, в которой проводил большую часть времени. Здесь он молился, здесь безмолвствовал, здесь, убегая праздности, занимался рукоделием. Любимым его занятием было плетение лаптей, которых, впрочем, никогда не продавал, но раздавал безвозмездно мимоходящим. Иногда приходил он и в монастырь к церковной службе, но, не входя в храм (в храме он бывал только для исполнения необходимых христианских обязанностей), всегда останавливался с безмолвием у западных дверей его. «Почему ты не входишь внутрь храма?» - нередко спрашивали его. «Поклеплютъ книгою», - отвечал он. Вероятно этими словами он хотел выразить, что кто более знает, тот должен более и отвечать на суде Божием. В зимнее время иногда заходил он на поварню, влезал в горячую печь и просиживал в ней по нескольку минут, конечно не столько для того, чтобы отогреться, сколько дать почувствовать себе тяжесть адских мучений. Старожилы, знавшие о его подвигах, рассказывали, что в детских летах они бегали за Ионою, когда он проходил по селам и деревням, бросали в него камнями, делали разные насмешки. Троицкой Сергиевой лавры архимандрит Варлаам, узнав о подвигах Ионы, полюбил его. Приезжая по разным случаям в Пешношту, он всегда спрашивал о здоровье Ионы, называл Ионушкою, призывал к себе и подолгу беседовал с ним. Однажды, в приезд архимандрита, Ионы не было дома; его искали, но не нашли: архимандрит сделался скучен и сердит. Тут явился к нему виновный иеродьякон, по прозванию Шурыга; разгневанный архимандрит, по законам тогдашнего времени, наказал его телесно, но явился Иона, и виновный забыт и прощен.

Замечательна кончина блаженного Ионы. В обители заметили, что он долго не является; отправились в пещеру, но и там не нашли; подумали, что он заблудился в густых болотистых лесах, долго звонили во все колокола, но Иона не являлся; расспрашивали окрестных жителей, но не от кого не получали верных известий. Наконец наступила осень, выпал снег, настали зимние морозы. В то время какой-то охотник охотился за зайцами в дачах г. Вахрамеева, в Раменском лесу. Вдруг залаяли его собаки; он идет на лай их и видит под деревом тело человеческое нисколько не поврежденное, как будто живое; снег кругом его растаял, земля высохла. По лицу и одежде он узнал, кто этот почивший, поспешил в монастырь и рассказал все, что видел. Братия взяли блаженное тело юродивого Христа ради, принесли в обитель и предали обычному христианскому погребению у южной стены соборного храма. Это было в 1737 году.

По преставлении своем блаженный Иона многим является во сне, иногда даже с повелением отслужить панихиду на его могиле. Из ближних и дальних стран являются в обитель почитатели его памяти, служат панихиды с упованием на его предстательство и по вере получают исцеления. Особенно много источается знамений милости Божией при его гробе над страждущими младенцами. Вскоре после его погребения, над его могилою на стене сделано было точное его изображение (в одной свитце, в камилавке, без сандалий, опоясанный ремнем и с четками в руках), сохранившееся и до настоящего времени.

В 1806 г. при постройке паперти виден был гроб его, но архимандрит Макарий приказал, не касаясь гроба, свести над арку и возвесть стену, что и было исполнено. В сороковых годах нынешнего столетия было сказано несколько слов о его подвигах в светской литературе («Маякъ» за 1845 г. т. 6. и «Москов. Губерн. Ведомости»). В 1847 году было напечатано его изображение в нескольких тысячах экземпляров. В 1877 году на месте его подвигов в лесу устроена часовня».


По изданию: Цветник Пешношский. Подвижники благочестия Николаевского Пешношского монастыря. Москва. 1898.

 

©Центр Религиоведческих Исследований "Этна"
2004-2012