А.И. Кравченко

Юродивые

Юродивые, на Руси — аскеты, обладающие, по мнению верующих, даром прорицания. Ю.— особая разновидность святых на Руси, избравших весьма специфический путь служения церкви — самоуничижение и прорицание. Подвиг юродства — один из тяжелейших подвигов, который принимали на себя во имя Христа отдельные лица ради спасения своей души и служения ближним с целью их нравственного пробуждения. Выражение «юродивый Христа ради» впервые применил к себе апостол Павел, говоря: «Мы безумны Христа ради». Ю. по большей части были мирянами, но мы можем назвать и несколько Ю.— монахов. Среди них святая Исидора, первая по времени юродивая (умер в 365), инокиня Тавенского монастыря; святой Симеон, преподобный Фома. Юродство Христа ради, как особый вид подвижничества, возникло в середине 4 в. в Египте, одновременно с монашеством. Православная церковь держится того мнения, что юродивый добровольно принимает на себя личину безумия, дабы скрыть от мира свое совершенство и таким способом избежать суетной мирской славы. Ю. умаляет себя внешне, для того чтобы вырасти внутренне. Для одних дорогой к духовному прозрению становится монашество, т. е. уход от мира, обет нестяжания (добровольной нищеты), целомудрие и послушание, для других — юродство, т. е. нахождение в самой гуще общества, добровольная нищета, видимость безумия, осуждение людских пороков, обличение власть имущих, снесение ругательств и издевательства. Среди опытных монахов распространены дальнейшие аскетические подвиги: затвор, странничество, столпничество, пустынножительство. Однако юродство считается еще более трудным подвигом, ибо на пути борьбы с грехом одной из самых гл. задач становится борьба со своей гордыней, ибо Господь противится гордым. Монаху очень непросто избавиться от личной гордыни, поскольку этот статус окружен почетом и уважением. Некоторые монахи, не удовлетворившись тяжестью претерпеваемого ими затворнического подвига, берут на себя еще более тяжелые обязательства и уходят в Ю. В культурно-историческом смысле некоторые специалисты проводят параллель между рус. юродством и древнегреческим кинизмом. Философы-киники так же, как и Ю., облачались в нищенскую одежду, ходили босые, проповедовали нигилизм и порицали общественные нравы, не забывая при этом обличать полит, режим и правителей. Отношение к Ю. среди простых людей не было одинаковым, хотя православная церковь считает их однозначно святыми. Разноречивое отношение к Ю. в народе нашло отражение в Толковом словаре В.Даля: Ю.— безумный, божевольный, дурачок, отроду сумасшедший; народ считает Ю. божьими людьми, находя в бессознательных поступках глубокий смысл. Юродство означает не только святость, но и безумие; юродствовать, значит напускать на себя дурь, прикидываться дурачком. Некоторые Ю. выдавали себя за безумцев, другие действительно страдали умственными расстройствами. Как объяснял преподобный Серафим Саровский, подвиг юродства требует особого мужества и силы духа, и никто без нарочитого божьего призвания не должен брать его на себя — иначе можно «сорваться» и стать лжеюродивым. Как считает Э. Гулин, разница между сумасшедшим и Ю., предположительно, в том, что Ю., внешне поступая как безумный, осознавал мотивацию своих странных поступков и действовал, при всей кажущейся хаотичности, целенаправленно. По мнению некоторых специалистов, в частности Р. А. Наумова, юродство бывает трех видов: прежде всего — «Христа ради»; во-вторых — «ста ради», т. е. намеренное лицемерие с целью материально-сексуальной наживы; и в-третьих — природное убожество и безумие. Другие авторы, в т. ч. А. С. Лихачев, А. М. Панченко, Н. В. Понырко, предлагают различать юродство природное и юродство добровольное — «Христа ради». При этом добровольное юродство считается более весомым свидетельством того, что человек, преодолев земные соблазны, встал на путь поиска божьей правды. Пройдя путь добровольного унижения и личного страдания, избранники божьи приходят в мир не судить и карать, а спасать его своей любовью. Юродство — это такой подвиг и такая жертва, перед которыми в изумлении останавливается человеческая мысль. Это — предел святости, доступной человеческим силам, предел достижений. Ю. большей частью вращались в самых порочных кругах общества с целью исправить этих людей и спасти их, и многих из таких отверженных обращали на путь добра. Ю. во Христе надевает на себя маску безумия, навлекает на себя гонения и преследования, подвергает себя всевозможным истязаниям и нравственным пыткам. За свою смелость в критике царей и вельмож, особый образ жизни, умение прорицать Ю. очень почитались народом, их ставили не ниже святых, а некоторые были канонизированы православной церковью. В Киевской Руси первым по времени Ю. был киево-печерский чернец Исаакий, скончавшийся в 1090. Расцвет юродства выпадает на 16 в.: в 4-10 вв. православная церковь насчитывала не более 4 канонизированных Ю. в 14 в.— четыре почитаемых рус. Ю., в 15 в.— 11, в 16 в.— 14, в 17 в.— 7. Родина юродства — Великий Новгород. Во 2-й пол. 16 в. в России существовало уже немало храмов, где находились мощи канонизированных Ю., или которые были построены во имя их. Новгород славил Николая Кочанова, Михаила Клопского, Иакова Боровицкого, Устюг — Прокопия и Иоанна, Ростов — Исидора, Москва — Максима и Василия Блаженного, Калуга — Лаврентия, Псков — Николу Салоса. Первым Ю. в полном смысле этого слова был на Руси Прокопий Устюжский (умер в 1302). Первым московским Ю. был блаженный Максим (умер в 1433). Среди рус. Ю. наиболее известны в Москве — Василий Блаженный (16 в.), И. Я. Корейша (19 в.). Церковные и государственные власти относились к Ю. неодинаково: если церковь всегда возводила их в ранг особо почитаемых персон, то русские цари относились к ним благосклонно далеко не всегда. Известно, что к Ю. особые симпатии испытывал Иван Грозный, и то лишь по отношению к особо выдающимся представителям. До 18 в. как в Европе, так и в России всех бродяг, юродивых, нищих, кликуш, ворожей и колдунов, как правило, или казнили (в редких случаях), или ссылали под присмотр и на тяжкие вечные работы в отдаленные сев. монастыри. При Петре I было издано несколько указов о направлении этой группы лиц в монастыри, госпитали, больницы для умалишенных. Необходимость соц. регулирования юродства объясняется тем, что имитация этого состояния возникла в 16 в., а стала массовой в 18 в. После 1917 большевики объявили Ю. социально опасными элементами, диссидентами, разносчиками религиозных предрассудков. Выделяют три группы мотивов, побуждавших подвижников принимать на себя подвиг юродства: 1) попрание тщеславия, которое иногда появлялось при совершении монашеского аскетического подвига; 2) обнажение противоречия между истинным и ложным служением Христу, между ценностями вечными и земными, христианским и обыденным образом жизни; 3) служение Христу в своеобразной проповеди не словом или делом, а силой духа, облеченной во внешне убогую форму. Юродство как культ, и религиозный феномен, наполненный высоким сакральным содержанием, получил отражение в искусстве — живописи, прозе, поэзии. Художественный тип юродивого древнерусской жизни создан Пушкиным в «Борисе Годунове». Л. Н. Толстой, в своем «Детстве», симпатизирует, по-видимому, юродивому и матери Иртеньева, считающей юродивого «Божьим человеком». На знаменитой картине В. Сурикова «Боярыня Морозова» центром всей композиции выступают две фигуры: родовитая Федосья Прокопьевна Морозова, сосланная за приверженность старообрядческой вере, и полураздетый Ю., в рваном рубище сидящий на снегу, с большим железным крестом на груди, благословляющий ссыльную двуперстным крестным знамением.

По изданию: Культура и культурология: Словарь / Сост. И ред. А. И. Кравченко. – М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2003. – с. 914-916.
© Кравченко А. И., 2002
© Академический Проект, оригинал-макет, оформление, 2003
© Деловая книга, 2003

 

©Центр Религиоведческих Исследований "Этна"
2004-2012